Жив ли «кукольник» Анатолий Москвин

«Дочки» ученого

Еще в школе Москвин проявлял особую тягу к изучению иностранных языков. После окончания филологического факультета МГУ он вернулся в Нижний Новгород и устроился на работу сразу в несколько мест. Также изучал кельтскую культуру и активно исследовал кладбища.

«Я заметил, что друиды (жрецы древних кельтских народов) общались с духами — приходили на могилы умерших и оставались там ночевать. То же самое делали и представители некоторых народов Севера, например, якуты. Я заинтересовался и также стал спать на могилах детей, которые мне понравились, — после задержания сообщил журналистам ученый. — Почувствовав контакт с умершим, я выкапывал тело и переносил домой. Для этого потребовалось изучить специальную технологию мумификации. При этом я понимал, что совершаю преступление, поэтому всю работу проделывал ночью».

Москвина интересовали исключительно девочки. Он признался, что всегда хотел иметь дочь, но из-за маленькой зарплаты органы опеки не позволяли ему удочерить сироту. «Тех «детей», которые мне нравились, я воскрешал и общался с ними, — продолжает Кукольник. — У  нас был отряд со своим лидером и антилидером, был собственный язык. Я пел «детям» песни, читал сказки, включал мультики и устраивал праздники». 

Видео

«Я хотел оживить этих детей»

Через несколько лет после этого, в 2012 году, Москвин давал уже другое интервью: находясь в клетке в зале суда, он пообщался с журналистами, которые сумели пробраться к нему со своими вопросами. Всех интересовало, каким образом краевед мог оставаться незамеченным, десять лет выкапывая трупы детей, для чего превращал их в мумии, почему хранил в своей квартире.

— Я хранил не трупы, а хранил тела. Дело в том, что я занимаюсь черной магией. Поэтому я хотел оживить этих детей, мне было жалко этих детей, которые могли еще жить и жить. Поэтому я хранил их для того, чтобы, когда наука научится бороться с раком, она их потом могла оживить, поскольку генетика развивается сейчас очень-очень активными темпами. Исключительно, исключительно ради этого. Мне было жалко всех этих детей.

По словам Москвина, он с самого начала знал, что совершает преступление, но ему было жалко детей, а «в стране запрещено клонирование».

— Я просто хотел, чтобы для будущего клонирования был какой-то материал, — объяснял подсудимый. — Соответственно, чтобы эти дети еще жили, по второму разу. Поскольку мне было очень жалко этих детей. Да, я, естественно, каждый раз, когда чего-то выкапывал, то я потом заравнивал так, чтобы ничего не было видно, чтобы не тревожить тех, тех родных… Кроме того, я общался с духами, поскольку я нашел лазейку для контакта с тем миром. Поэтому я общался с духами этих детей, получал какую-то информацию от них.

Некрополист рассказывал, что хранил в тайне свои темные дела на протяжении десяти лет и был уверен, что никто из родственников погибших никогда о них не узнает. По словам Москвина, даже его родители не знали, из чего сделаны многочисленные куклы в их доме.

«Я не выдержу такого позора и издевательств»

Трудно сказать, что чувствовал Москвин после того, как его тайная жизнь стала достоянием общественности. Но жизнь его престарелых родителей превратилась в сущий ад. Они стали городскими изгоями: с ними перестали общаться соседи, неизвестные пытались бить окна в их квартире и писали оскорбления на стенах дома. Москвины наглухо закрылись от журналистов, единственной, кому удалось пообщаться с ними, оказалась московская активистка и медсестра психиатрической клиники Юлия Ландо.

Женщина посетила Москвиных в августе 2013 года и разместила об этом пост в своем ЖЖ. По ее словам, родители оказались интеллигентными пенсионерами, бывшими инженерами, оба 1938 года рождения.

«Мама Эльвира Александровна прижалась к стенке, когда мы вошли, она привыкла, что приходят с обысками, забирают книги и вещи. Мы были первые за эти два года, кто пришел к ним не с целью мародерства и унижения. Как-то позвонили с передачи «Пусть говорят», хотели пригласить их, но мама отказалась. Сказала — я не выдержу еще раз такого позора и издевательств», — написала Ландо.

Родители Анатолия Москвина

Фото: Олег Золото / РИ

Родители Анатолия Москвина

Фото: Олег Золото / РИА Новости

Пожилые супруги рассказали о преследовании сына: в 2010 году Москвин написал статью, где говорилось о том, что во время татаро-монгольского нашествия татары насиловали русских девушек. За это татарские краеведы обвинили журналиста в экстремизме, и им заинтересовались сотрудники правоохранительных органов. На обыски к Москвину приехали восемь полицейских, тогда-то и обнаружили кукол. В отношении него было возбуждено уголовное дело о надругательстве над телами умерших и местами их захоронения.

«После суда и обысков, угроз и унижений, мама предложила папе (…) умереть. Папа говорит — нельзя (…) Отец перенес инфаркт, у матери начался сахарный диабет. Их год таскали по следствиям (…) Следователь забрал компьютер Анатолия, судья сказала матери: «Он на почве больших знаний сошел с ума. Тетради его я предала уничтожению»», — писала Ландо.

Родители Москвина хотели продать квартиру, но покупателей на жилье с такой «историей» не нашлось. В итоге они просто пригласили в дом священника и тот, освятив его, сказал: «Все проблемы от того, что вы в церковь не ходите». С тех пор они вместе ходят в церковь. И продолжают регулярно навещать сына в стационаре, приносить ему домашнюю еду.

«Из-за сильных препаратов он очень медленно двигается, плохо говорит, теряет зрение, не может писать, изо рта течет слюна. Большую часть суток спит. Остается почти безучастный к разговору. Немного улыбается, только когда мама начинает рассказывать про кота Барсика…», — пишет добровольная помощница Москвиных.

Она также рассказала, что переговорила со знакомыми родителей одной из тех девочек. Анатолий выкопал маленькую Вику, но та, видимо, не подошла для кукол, и он отнес ее обратно. Для матери, отмечает Ландо, «было невыносимо два раза переживать похороны дочери».

Ябыл сними ласков

Из материалов дела: «В ходе обыска квартиры изъято 27 ростовых самодельных кукол, изготовленных из…мумифицированных трупов. Также изъяты женские и детские платья со следами плесени и тления, предположительно извлечённые из могил, рукописи и карты-схемы мест захоронений и кладбищ».

Следователь Следственного комитета РФ по Нижегородской области А. Клыков, проводивший допросы некрополиста-кукольника, узнал от него следующее: «Я выкапывал не трупы, а тела. И приносил их домой, потому что хотел оживить этих детей. Я же специалист по религии древних кельтов, а их жрецы-друиды общались с духами умерших. Сначала я просто спал на могилах понравившихся мне детей, и ко мне стали приходить их духи. А потом понял, что их тела надо забрать и сохранить, раз духи живы. Я специально ездил в Москву, изучал древнеегипетские технологии мумификации, изобрёл свой способ — достав из гроба тело, припрятывал его и сушил, обложив мешочками с солью и содой. А потом приносил домой и делал из них куклы. Я с ними общался, пел им песни, рассказывал истории, включал телевизор. В некоторые встраивал электронные блоки из детских игрушек — чтобы и они мне иногда пели. У нас был собственный язык, свои праздники, я сажал их за стол и обедал вместе с ними. Обращался с ними нежно, ласково. Никогда не ругался при них — девочки ведь…» Он верил в их воскрешение.

Судмедэкспертиза признала Ласкина невменяемым. Диагноз — шизофрения. Суд, состоявшийся в 2012 г., постановил поместить его в психиатрическую клинику для принудительного лечения сроком на полгода. С тех пор каждые полгода суд рассматривает возможность пересмотреть это решение, но продлевает принудительное лечение. Когда готовился этот номер, очередной суд постановил, что Ласкин останется в психиатрической клинике ещё на полгода.

Теги

Adblock
detector